Карты маркизы де Помпадур

У Людовика было множество других любовниц, по достоверным сведениям – сотни. Но при всей его любвеобильности место в королевском сердце ни одна из них занять не могла. Единственным исключением была мадам де Помпадур. Никто при дворе не мог назвать имя другой женщины, способной стать ей достойной соперницей. Таких и в помине не было, да и не могло быть.

Вcе могут короли

Маркиза не ревновала короля к другим женщинам. Наоборот, она его к ним в постель сама подталкивала и, более того, сама же подбирала красоток для королевских утех в Оленьем Парке. Все дело было в том, что мадам де Помпадур не отличалась темпераментностью, тогда как Людовик был поистине ненасытным, и эта разница приносила больше мучений, чем радости.
Не ревновала к многочисленным любовницам и королева Мария Лещинская. Она тоже была не прочь уклониться от исполнения супружеского долга, поскольку уже родила 10 детей. Но ее место законной супруги было непоколебимо.

Поэтому она могла себе позволить отказывать, когда была не в настроении. Любовница же была лишена такой возможности: ей следовало ублажать короля по первому требованию и при этом изображать бурную страсть.

Для этого маркиза перепробовала все известные средства: сначала трюфеля и устрицы, горячий шоколад, шпанские мушки, потом шарлатаны с их «любовными эликсирами». Эти эксперименты окончательно испортили желудок, поблек румянец, а секс стал настоящей пыткой.

Тогда-то Жанну-Антуанетту и посетила идея сделать отношения с королем духовными , а любовниц подбирать из числа многочисленных придворных красавиц. Отныне каждая претендентка должна была пройти проверку у маркизы. Она лично осматривала каждую на предмет не только внешних недостатков, но и, боже упаси, нехороших болезней, заботясь как об удовольствии, так и о здоровье своего короля.

  Шулерские приемы тасовки карт

Утрата дочери

Маркиза де Помпадур не забывала заботиться и о государстве в целом. Франция могла быть ей благодарна за выгодный союз с Австрией, налоговую реформу и борьбу с достигшим огромного размаха расхищением казны. Людовик, по сути, самоустранился от государственных дел. От его имени фактически правила фаворитка, и, надо сказать, правила довольно мудро.

Она оказывала помощь и покровительство лучшим умам своего времени: Дидро, Руссо, Монтескье, Бюффону, Д’Аламберу и многим другим. По инициативе мадам Помпадур была основана Военная школа, в которой обучались сыновья обедневших дворян, и среди них — будущий император Наполеон Бонапарт.

Маркиза де Помпадур достигла неслыханного могущества и правила Францией от имени короля. Не удивительно, что у нее появились враги при дворе. Многим хотелось от нее избавиться, а наиболее популярным средством достижения этой цели в те времена был яд. Но отравить маркизу было сложно.

Мало того, что она ела только в своих покоях, так еще и король нередко наведывался разделить с ней трапезу. Рисковать его жизнью никто не решался. И тогда мишенью для удара в спину выбрали дочь маркизы Александрину. Девочка беззаботно разгуливала по всему Версалю, и расправиться с ней не составляло труда.

Маркиза де Помпадур не верила, что у кого-то поднимется рука на ни в чем не повинного ребенка. Но тут она, несмотря на всю мудрость и чутье, недооценила угрозу. Александрина умерла в мучениях. Врачи установили отравление мышьяком. Отравителя не нашли.

  Игрок обыгрывает интернет казино на реальные деньги

Фарфоровая фабрика «розовой маркизы»

Удар был тяжелый, но маркиза его с честью выдержала. Помогли жизнерадостность и новое увлечение – фарфор. Мадам Помпадур задевали огромные траты на закупку фарфора в соседней Саксонии, и она задумала основать собственное производство. В 1756 году на территории имения в Севре была построена фарфоровая фабрика.
Маркиза, часто приезжавшая в Севр, сама активно занималась управлением – от поиска мастеров до выбора форм и расцветок. Она не терпела проволочек, и работа кипела круглые сутки.

И не случайно полученный на фабрике редкий розовый цвет фарфора был назван Rose Pompadour в ее честь. Вскоре в Версале состоялась выставка первой продукции. Маркиза сама призывала покупать этот фарфор, заявив: кто может, но не покупает, тот «плохой гражданин своей страны».

Сама мадам Помпадур – бело-розовая, изящная и хрупкая – очень напоминала фарфоровую статуэтку. С нее и лепили фигурки женщин всех сословий – от знатных дам до пастушек. Их там делают и по сей день.

Свою хозяйку севрские мастера уважали. Один раз ей вручили букет цветов из фарфора, а в другой раз

изготовили куда более изысканный подарок – фарфоровую колоду карт. Ими можно было даже играть, но предельно аккуратно. Впрочем, маркиза предпочитала играть обычной колодой, а фарфоровую хранила как сувенир.
Болезнь и смерть мадам де Помпадур

О причине смерти мадам Помпадур достоверных данных нет. Она страдала от жутких болей в животе и сохла на глазах. Медицина в то время была слаба, и поставленный диагноз – чахотка – вызывает большие сомнения.

  Уоррен Гардинг - самый азартный президент США (ч.1)

Вряд ли женщину из высшего света могла настигнуть эта болезнь обездоленных и отверженных людей. В наши дни предполагают, что причиной смерти мог стать желудок, испорченный многочисленными возбуждающими средствами.

Обычно при первых же признаках болезни люди должны были покинуть королевскую резиденцию, чтобы не омрачать чужую радость своей смертью. Исключение делалось только членам королевской семьи.

Однако умерла мадам Помпадур именно в Версале. Король так любил и ценил ее, что позволил оставаться. Более того, он не хотел расставаться и до последних дней навещал умирающую.

Несмотря на мучения, держалась маркиза де Помпадур с достоинством. В любой момент ожидая визита короля, она стремилась хорошо выглядеть даже в последние дни. А пока короля не было, ожидание скрашивала игра в карты. По ее словам, азарт игры заставляет забыть о страданиях.

С достоинством встретила маркиза де Помпадур и момент смерти, успев исповедаться и причаститься. С последним ее вздохом Версаль накрыл сильнейший ливень с грозой и ветром. Когда ее тело выносили, Людовик вышел под дождь и произнес: «Ах, мадам, что за скверный день Вы выбрали для своей последней прогулки!» Король не уходил, пока карета с телом не скрылась из виду.

Судьба фарфоровых карт, скорее всего, тоже печальная. Со времен Великой Французской Революции о них нет никаких сведений. Быть может, будучи созданы для хрупких рук маркизы, они развалились в грубых руках у кого-то из дорвавшейся до них толпы.